Вторник, 25.07.2017, 01:45
| RSS
Главная | А.Курляндчик. "Ты выйдешь?"
Меню сайта
Новости
[03.03.2017]
Сочинения Игоря Киршина – здесь
[09.01.2017]
Василисины загадки!
[25.11.2016]
Маша Коваленко. Листочек
[09.09.2016]
БУКЕТ СЛОВЕСНЫХ ЦВЕТОВ (книжка первоклассников Школы Жизни)
Архив новостей
Поиск
Друзья сайта
Солнечный Сад

Алексей Курляндчик. 22 года. Почти 23. Закончил БГА РФ (судоводительский факультет). В Солнечный Сад ходит очень давно. В море ходит относительно недавно. Примечание редакции.


Алексей Курляндчик

Ты выйдешь?

 

  Мы с моим другом Женькой учились в одной школе, я в восьмом классе, а он в девятом. Знакомы были с младших классов, а подружились в студии словесного творчества «Солнечный Сад». Вместе ходили в походы, играли в театре, писали тексты, одним словом -  учились творчеству. Становясь взрослее, мы всё больше сближались. Иногда заходили, друг к другу в гости. Гуляли во внеурочное время, предварительно вызвонив друг друга по домашнему телефону.

 

  Наступили весенние каникулы. На улице почти растаял снег, временами порывался тёплый ветерок, но на прогулку всё равно приходилось надевать шапку и свитер под куртку. В первый свободный от учёбы день мне позвонил Жека, дабы узнать мои планы на самое ближайшее будущее. Планов у меня никаких не было, не считая того, что за время каникул я собирался, наконец, выучить таблицу Менделеева и исправить тройку по химии, досконально выучить синусы и косинусы по алгебре, перерешать интересные задачки по геометрии и после всего этого со спокойной душой приступить к физике. Так как каникулы только начались, я не мог преступить к подготовке к школьным дисциплинам, по той причине, что мой юный организм просто этого не понял бы. Да и я, честно говоря, недолго сопротивлялся, договорился с Жекой, что подойду минут через двадцать к его дому. Прогуляемся, подышим воздухом, там что-нибудь придумаем.   

  Моя мама была на работе, так что контроль над моим времяпровождением вёл только наш кот Тёмка, который в то время когда я собирался уходить благополучно спал после своего завтрака. Надо сказать, что кот оказался совершенно правым, пасмурная погода за окном располагала только ко сну. Но для прогулки с другом нет плохой погоды, тем более, когда через пятнадцать минут назначена встреча. Одевшись по-дождливому, я выбежал из дому.

  Подходя к Женькиному дому, я надеялся, что он уже вышел, или увидел меня со своего окна. Не знаю почему, но я всегда стеснялся за ним заходить, хотя его родители меня прекрасно знали. Благо, Жека выглянул в окно. Через три минуты он вышел.

  - Здорова, Леха! Чё пришел?  - как всегда шутя, воскликнул Жека.

  Зная, что Жека весь прошлый вечер вешал с отцом турник в прихожей, я также приветствовал его шуткой:

  - Здравствуйте! Я смотрю вы за вчера поднакачались! Молодец! Сколько раз подтянулся?  - поздоровался я.

 Мы никогда не загадывали маршрута заранее, просто шли вперёд. По дороге заходили в палатку и покупали семечки. Мы оба живём в центральном районе, поэтому в какую сторону не пойдёшь, обяза­­­­­­­­тельно выйдешь на какую-нибудь аллею, засаженную деревьями.

  Жека живёт на улице Пугачева. В этом районе осталось много немецких домов, которые в значительной степени отличаются от зданий советской постройки. В них присутствует архитектурная красота, кое-где даже осталась лепнина на фасадах зданий. Все крыши застелены глиняной черепицей.

  Год назад я жил на улице Коммунальной, которая проходит параллельно Пугачёвой. Фактически мы с Жекой жили в соседних дворах. В этом районе я вырос и облазил практически все уголки, в которые можно было залезть. Однако мне с мамой пришлось переехать на улицу Кирова. Во всё тот же центральный район. Из старого немецкого дома в пятиэтажную хрущёвку. Главное преимущество было то, что школа была ровно через дорогу.  

 

  С Жекой мы не гуляли пару недель, встречались только в школе, так что поговорить было о чём. Сначала рассказывали друг другу учебные истории, хвастались хорошими оценками, делились и шутили над плохими. Вспоминали общих знакомых, родных, передавали заранее приветы. Говорили обо всём, не торопясь, ничего никому не доказывая, не споря, просто делились впечатлениями за прошедшее время.

  Погода была, как говорят, ни рыба ни мясо. Дождя не было, но было как-то очень сыро, воздух ещё не очень теплый, но было ветрено. Не самое благополучное время для прогулки. Однако выбирая тихие застроенные улочки, мы вдвоем уходили всё дальше от дома. Перейдя через проспект Мира мы оказались в Ленинградском районе, который мне очень нравится своими домами, деревьями и параллельными улицами.

  В то время у каждого из нас была своя любовная история. Жеке нравились две девчонки. Одна ходила вместе с ним на карате, другая училась в параллельном классе. По его рассказам я понимал, что взаимности ему удалось добиться со спортсменкой, однако его сердце тяготело больше к той, что училась  с ним в школе, но та была менее сговорчива.

  У меня же всё обстояло гораздо проще. В течении всего года меня преследовали одна за одной удачи в отношениях с девчонками. Я им очень нравился, и они нравились мне, правда,  недолго. Через какое - то время я или моя подруга прекращали отношения, хотя чаще был я, за что и поплатился вскоре. У Жеки было всё серьёзней. 

     Натягивая воротники куртки до самого подбородка, и хлюпая носом, мы шли всё дальше. Как и следовало ожидать, мы добрались до Центрального парка. Гуляющих было мало. Скорее их можно было назвать прохожими, или проходящими, скажем по делам. Мы прошли кукольный театр, прошлись мимо ёлочек, возле которых уютно располагаются скамейки, но посидеть нам не пришлось, так как они были мокрые. В Центральный парк Культуры и Отдыха приезжает весь город, чтобы покататься на каруселях, колесе обозрения, попрыгать на батуте. Несмотря на каникулы, детворы в парке было немного, да и не все аттракционы работали. У Жеки возникла идея покататься на «Сюрпризе», круглой карусели напоминающей большую центрифугу, однако я его предложение не поддержал, сам не знаю почему, ведь в детстве я часто на ней катался. Наверное, просить включать здоровенную железяку для двух ребят как-то неприлично, хотя аттракцион небесплатный.  Мы шли дальше по дорожке, проходящей через весь парк. Слева оставили здоровый склон, на котором зимой катаемся на санках, картонках или кто на чём, а летом просто отдыхаем. В конце парка путь нам преградил забор с калиткой, в которую мы благополучно прошли.

  Переглянувшись друг на друга, мы оба задались вопросом: « А куда идти дальше?» Нам на выбор было три пути. Первый, повернув налево, довёл бы нас до памятника тысяча двустам гвардейцам, второй, повернув направо, вернул бы нас в тот район, откуда мы пришли, а вот третий путь…

 Третий путь лежал прямо через дорогу.  Перед нами, чуть правее, стояла детская городская больница, слева от неё лес, а между ними дорожка.

  - А ты был там? – указывая Жеке на эту дорогу, спросил я.

  - Нет, а ты?

  - Я тоже нет. Самое интересное, что много раз проезжал с отцом на машине мимо этой больницы, и всё время задавался вопросом, а куда ведёт эта дорога? Вот так и не знаю, куда она ведёт. Пойдём?

  - Пойдём! - с радостью ответил мой друг.

  И мы пошли. В пасмурном ветре сразу же повеяло духом приключений.

 Справа мы от нас мы оставили больницу, стоявшую на возвышенности, окружённую деревьями. Слева лес, казавшийся нам труднопроходимым. Дорога вела нас дальше.

  Надо сказать, что это был нормальный, асфальтированный путь, заканчивающийся, правда, неподалеку. Вдоль него течёт речка из канализационных вод. Мы шли вдоль этой речки. Дальше была выложена дорожка из бетонных плит, ведущая нас под железнодорожный переезд, специально построенный в виде моста, для этой самой речки.

Мы встали под этот мост. Он соединял два насыпных пути железной дороги. Жека предложил подняться на этот мост, благо на нём была предусмотрена лестница. Мы вышли на пути, оказавшись метров на десять выше. Перед нами открылась панорама промышленного района города. Первые мгновения мы молча смотрели вдаль. Заводские трубы,  портовые краны, рыболовные суда, стоявшие у причала, двухъярусный мост, всё было как на ладони. Я даже увидел трубы котельной, расположенной возле дома моей бабушки, живущей в начале Балтийского района. Сзади нас, спокойно стоял лес. Теперь я понял его предназначение, он защищал спальную часть города от производственного шума, и от выброса вредных веществ в атмосферу.     

-Лёха! У меня есть идея, пошли за мной! – вывел меня из оцепенения Жека.

  - Что за идея? – поинтересовался я.

  - Скоро узнаешь, пошли!

  Заинтригованный, я пошёл за Жекой. Мы спустились вниз, и пошли вдоль речки. Я, ничего не понимая, следил за своим другом, который явно искал место, где можно было эту речку перепрыгнуть. Надо сказать, что с другого берега этой глубоководной в кавычках реки, стоял забор, ограждающий, правда, не совсем надёжно, территорию завода.

   - Жека, ты что, собрался через забор сигануть? – весело спросил я.

   - А почему бы и нет? Пойдём, тут всё равно никого нет.

  Действительно, эта часть завода выглядела давно заброшенной, да и сам завод как будто бы не функционировал. В то время мы уже знали о камерах наружного наблюдения, однако предполагали, что в таком месте они были ни к чему.

  Мы нашли место, через которую можно было перепрыгнуть речку. Очутившись на другом берегу, пришлось как следует отряхнуться от мокрого репейника и всякого рода колючек, так как чтобы  безопасно перепрыгнуть и не очутиться в кристально чистой воде сточных вод нам пришлось прибегнуть к помощи маленького деревца, возле которого росли кусты.

  Забор был высотой чуть меньше двух метров. Такая высота для нас не представляла никакой сложности. Первым полез я, дабы показать другу пример работы гимнастической школы. Приготовившись к прыжку, я положил  одну руку на верхний край забора другой взялся на метр ниже, дабы создать эффект рычага, немного присел и оттолкнулся... Через мгновение я услышал заливистый хохот своего товарища по предприятию.

  В идеале, я должен был совершить что - то вроде переворота через плечо в воздухе, оперевшись на верхний край забора и приземлится на ноги. Но вышла небольшая проблема с техническим исполнением гимнастического номера. Забор, на плечи которого вдруг свалился такой груз, попросту не выдержал нагрузки. Надломившись подо мной, у самого основания, я очутился сверху забора в самой неспортивной позе. Жека держался от смеха за живот, всё это было похоже на старую школьную шутку с убиранием или подпиливанием ножки стула соседа по парте.

  Я встал весь испачканный ржавчиной, отряхнулся, и предложил следующим пройти Жеке. Он, всё ещё смеясь, принялся более тщательно присматриваться к забору, который, несмотря на дефект, представлял собой препятствие. Кусты, росшие внизу, не давали забору полностью упасть, от чего тот стал ещё более небезопасным для перепрыгивания.

  Всё же преграда была пройдена, и мы очутились на территории завода. Проходя мимо каких то зданий и складов внутри которых не было признаков нахождения живых людей мне становилось не по себе. Однако Жека всем видом показывал, что местность ему знакома.

  - Здесь, - говорит Жека, - работает моя бабушка. По всей видимости она должна находится сейчас здесь, время то рабочее.

   - А ты здесь раньше бывал? – поинтересовался я.

   - Конечно! Сто раз! Правда, тут с тех пор всё немного изменилось, - начал оправдываться Жека.

  Я лишь усмехнулся. Это было в его духе, ринуться вперёд навстречу загоревшейся идее, как следует её не изучив, и прийти к успеху ещё и подшучивая! Поэтому я не удивился, когда он вдруг распознал среди мрачных заводских строений маленький неприметный серый домик, в котором должно быть работала его бабушка. 

  Постучавшись в дверь, мы зашли в маленький коридор.

   - Здравствуйте! Есть здесь кто-нибудь? – спросил Жека.

  В ответ, мы услышали шорох двигающегося стула из соседней комнаты, откуда вышла Женькина бабушка.

   - Привет, Женя! Здравствуйте! – улыбнувшись, поздоровалась она с нами.

   - Вы какими судьбами к нам?

   - Да вот, проходили мимо, решили зайти, - слукавил Жека.

   - И что, вы через проходную шли, или окольными путями? - поинтересовалась Женькина бабушка.

   - Окольными бабуль, окольными.

   - Ну, тогда проходите!

  Мы прошли коридор и очутились в небольшой комнатке, посредине которой тихо трещал обогреватель. По периметру комнаты стояли два стола, диван, и несколько стульев. На столе стоял включенный монитор компьютера, причём очень старенький, по-видимому, это было рабочее место Женькиной бабушки. С первого взгляда трудно было определить, какую работу она выполняла, но судя по тетрадям с таблицами, лежащими на столе, я пришёл к выводу, что здесь вёлся учёт каких-то товаров, или чего-нибудь другого, что можно было сосчитать.

  В домике мы находились совершенно одни, поэтому вести себя можно было раскрепощенно. Нам предложили чаю, на который мы с радостью согласились. Я уселся на диван, а Жека примостился поближе к бабушке, севши за стол с компьютером.

  Надежда Петровна угощала нас печеньем собственного приготовления, конфетами. Жека всё время посматривал на меня, как бы делясь со мной своим удовольствием поедания вкусностей, на что я лишь забрасывал в рот ещё одну печеньку, хваля при этом Надежду Петровну.

  Во время нашего перекуса, Жека рассказывал бабушке свои успехи в школе, Солнечном Саду, спортивной секции, обсуждал с ней общих знакомых. Надежда Петровна его внимательно слушала, как может слушать бабушка любимого внука. Под их мирный разговор я потихоньку погружался в собственные мысли. Сразу вспомнил своих бабушек и дедушек, какими бы разными они ни были, а всё же бабушкин дом – это нечто особенное, тёплое и уютное.

  Придя с пасмурной и ветреной улицы в тепло, напившись чая с печеньем, меня начало клонить ко сну. Надежда Петровна предложила мне прилечь, на что я охотно согласился. Жека тем временем шарил по компьютеру, пытаясь что-нибудь спрограммировать, но компьютер постоянно подвисал, на что Жека всё время злился. Надежда Петровна, потихоньку, занималась своими делами.

  Примерно через час мы отблагодарили Надежду Петровну за гостеприимство, попрощались с ней и отправились дальше. Несмотря на пасмурную погоду наше настроение было полно задора.

   - Ну как тебе моя бабушка? – спросил меня Жека.

   - Да что говорить, замечательная она у тебя! Мне приятно было на вас смотреть, как вы разговаривали.

   - Знаешь, Лёх, она меня очень любит. Она для меня больше делает нежели для моего отца, говорит, что у неё есть возможность немного откладывать мне на образование, и лет через десять может скопиться приличная сумма! Только ты никому не говори, хорошо? – поделился со мной Жека.

   - Круто! Не переживай, нем как могила! Ну а дальше-то куда пойдём? Ты тут у нас проводник!

   - Не знаю, пойдем, заберёмся на пути, и пойдём вдоль них, - предложил Жека.

   - Пойдём! – согласился я.

  Мы пошли обратной дорогой через забор и речку. Добрались до железной дороги и пошли вдоль неё. Справа от нас, на территории завода, виднелся домик Надежды Петровны. Жека и я помахали ему рукой.

  Идя вдоль путей, я рассуждал над таким наблюдением. Человек может прожить всю жизнь в одном и том же районе, ходить каждое утро на учёбу или работу по одной и той же дороге, видеть одни и те же фасады зданий, но при этом ни разу не заглянув во дворы с другой стороны здания. Срабатывает какой-то стопор, стеснение, может быть. Мол, что я там забыл в этом дворе? А может просто лень или полное отсутствие интереса к окружающей обстановке.

  Благо мы с Жекой не стесняемся и своё любопытство в полной мере удовлетворяем. Вот и сейчас, мы дошли до ещё одного моста, под низом которого проложены теплотрассы, там мы нашли и спуск вниз.

  В этом месте я точно ни разу в жизни не был. Под мостом, конечно, было не совсем чисто, но и место было отнюдь не центральной площадью. Сзади мы оставили территорию всё того же завода, а спереди вправо пошла просёлочная дорога, вдоль которой росли деревья и кустарник.

  Пройдя чуть вперёд, мы обнаружили спортивный стадион, с футбольным полем, воротами, беговыми дорожками и турниками. У Жеки, так же как и у меня были совершенно удивлённые глаза. Ну откуда тут может быть стадион, причем достаточно ухоженный?! Так как людей поблизости не было, мы отправились размяться. Оказалось, что в стороне от стадиона, за кустами спряталась от наших глаз полоса препятствий, которую нам  захотелось пробежать.

  Набегавшись и напрыгавшись, мы пошли дальше по тропинке. Вдоль неё росли высокие кусты, поэтому, что было за ними, мы не видели. Перед нами метрах в пятидесяти проходил ещё один мост, который соединял ещё одну железную дорогую, перпендикулярную той, с которой мы прошли. Пройдя этот мост, перед нашим взором оказалось что-то очень знакомое. Бетонная стена, за ней, на виднелась верхушка стеллы. Сразу стало понятно куда пришли и откуда вышли. Это был парк победы, или как говорят в Калининграде памятник «тысяча двустам гвардейцам», а стадион, который мы для себя открыли, был предназначен для курсантов Юридического Института (Школы Милиции), расположенного с другой стороны парка.

  Как это обычно бывает, когда долго идешь и наконец приходишь к цели, появляется некоторое чувство потери. Потери чего-то долгожданного. Что-то похожее испытали и мы с Жекой. Столько новых открытий встретилось на нашем пути, что было немного жаль попасть в хорошо изученное место, хоть и очень красивое.

  Мы двинулись дальше, поднялись к «вечному огню», и пошли в направлении двухъярусного моста. Оказалось, что мы оба ни разу в жизни не пересекали его пешком, только на машине. С моста открывался отличный вид на Рыбный порт. К причалам были пришвартованы рыболовные суда. Когда-то, в этом порту было столько судов, что приходилось их швартовать в три ряда, друг к другу. Порт при этом работал круглосуточно, разгружая пойманную рыбу. Сейчас же судов стало гораздо меньше, и темпы работ сократились в разы.

  Мост, по которому мы шли, достался нам от немцев, после войны. Меня всегда впечатляли эти массивные двутавровые балки. Казалось, что они способны выдержать любой вес. Действительно, вот уже много лет по двум путям проезжают два вида транспорта, сверху поезда, а снизу автомобили. Чтобы обеспечить судоходство на реке Преголя, мост можно поднять метров на сорок. На двух высоченных колоннах устроена система противовесов, которая опускаясь вниз, тянет мост наверх. Противовесами служат бетонные плиты, вес которых я даже не риску предположить. Во всяком случае, когда они там наверху, они кажутся такими маленькими, похожие на игрушечные. 

  Изучив мост, наглядевшись на портовый пейзаж, мы перешли дорогу и побрели по тротуару вдоль трассы. Дорога имела некоторый наклон, так что пришлось взбираться в горку. Справа от нас шла железная дорога, ведущая к Южному вокзалу, слева проносились машины. Мы добрались до ещё одного моста, под которым проходили железнодорожные развязки.

  Перед нами открылась панорама города. Видно было почти всё. И Дом Советов, Телевышку, знакомые многоэтажные дома.

   - Жека, погляди вон туда! Видишь, красные трубы дымят? – указывая направление, спросил я Жеку.

   - Да, и что?

   - Это трубы котельной, напротив неё стоит девятиэтажка, в которой живут мои бабушка с дедушкой. Мне до них отсюда дойти минут за десять можно.

   - А ты до них когда-нибудь пешком ходил?

   - Ни разу! Вот это да! Я всегда езжу к ним на автобусе, через эстакадный мост. Расстояние кажется таким большим, а мы сюда пешком добрались!!! – воскликнул я.

  Жека в ответ лишь улыбнулся и облокотился поудобнее на поручни моста.

  Так мы стояли ещё некоторое время, просто смотря вперёд, думая каждый о своём. Ветер слегка напоминал о своём присутствии, срывая с неба капли дождя. Машины проезжали сзади нас по дороге. Впереди нас красовался наш любимый город Калининград.

    Мы просто шли по Центральному парку, обратили внимание на незнакомую дорогу и пошли по ней. Увидели знакомые с детства места, с другой стороны, в прямом смысле слова. Первый день каникул обратился настоящим приключением, с перелазыванием через забор, знакомством с Женькиной бабушкой, отысканием новых маршрутов для прогулок.

  Как много мест в этом хорошо изученном городе нам предстоит открыть? Кто знает? Для этого и есть, его величество Случай и её святейшество Желание. Главное, чтобы рядом был надёжный и верный друг! 

 

               

                                               

Хостинг от uCozCopyright MyCorp © 2017