Понедельник, 25.09.2017, 21:47
| RSS
Главная | Аня Солтыс
Меню сайта
Новости
[31.08.2017]
Лето Сада
[03.03.2017]
Сочинения Игоря Киршина – здесь
[09.01.2017]
Василисины загадки!
[25.11.2016]
Маша Коваленко. Листочек
Архив новостей
Поиск
Друзья сайта
Солнечный Сад

 


Аня Солтыс. 2006 год

 


 

 

 

 

Анна Солтыс

 

 

Д о р о г а   к   С а д у

 

Размышление-молитва



 

 


 

 

Всегда и везде ищите розу. На мостовой, в темнице,

в самые тяжелые минуты думайте о розе, ищите розу…

 

И если даже вы не найдёте розы – какое счастье,

что вы ее искали. Ищите розу всегда, везде, во все дни жизни.

 

Из старинной французской песенки

 

 

 

 

Когда вокруг зима,

И холодно и пусто,

И все сошли с ума

От горечи и грусти,

Мне руку протяни –

Услышишь лета вести.

Печаль свою гони,

Ведь мы с тобою вместе.

 

И. Киршин

 

 

 

Предисловие

 

Здравствуй, дорогой страх чистого листа! Я делаю сегодня то, что не умею, но во что верю и очень люблю.

 

Приди и вселись в нас, Дух Святой, и очисти нас от всякой скверны, и спаси, блаженный, души наши.

Милый Боже, я очень люблю Сад. Я в этом письме буду искать Источник Сада, будь мне Проводником. Разреши пройти к Твоему Источнику.

Я знаю, Боже, что Сад – не мой и не Саныча, что Сад – только Твой и только Тобой творим. И мы – служители Сада, кто сколько может. Позволь послужить Твоему Саду, Боже, чистыми мыслями, позволь нащупать дорогу к Истоку. Я верю, что дорога нужна тем, кто пойдут за нами, я знаю, что кто-то стучит в дверь заколоченную, кому-то нужен Друг, нужны Всадники. Позволь мне, Господи, быть Всадником самой, позволь послать весть, что Источник – есть, что есть Твоя Любовь на земле, позволь спасти, Боже. Как когда-то Ты спас меня, как когда-то Твой Сад спас меня от гибели.



 

Часть 1. Как мы спасали друг друга

 

Мой Сад начался с зова. Я так тосковала, Боже, по Твоему пространству, я так верила в него, что, знаю, всю Вселенную навылет пробивала моя тоска.

Крапивин привел меня в Сад. Я читала тогда его книжки запоем, читала день и ночь, везде. Я хотела жить в том мире, где ты кому-то очень нужен, я не могла поверить в дворовую полудружбу, которая меня окружала. Я хотела быть с кем-то всею собою, я хотела спасать, ну, хотя бы от одиночества. Я больше всего любила Всадников и Мальчика со шпагой, и барабанщиков. Я тосковала по надежной руке друга, по смелым глазам, по стальным клинкам, готовым сразиться за Правду.

Господи, Твой Слава Крапивин на руках вынес меня из грязной реальности тринадцатого лета, из времени, когда одна – я бы погибла.

Крапивин спасал меня целый год. Просто встал нерушимой стеной, закрыл от напастей.

И моя тоска по Твоему пространству получила возможность сбыться.

 

 

Когда Лётчик очнулся, он увидел пустыню вокруг себя.

Со всех сторон был белый раскалённый песок; казалось, им был засыпан весь мир, вся Вселенная.

Лётчик встал.

Вдали дымились обломки его самолёта.

«Я не смогу починить его здесь», - подумал Лётчик.

У него не было еды и воды, не было здесь ни одного дерева, и неоткуда было ждать помощи.

«Я здесь один», - подумал Лётчик.

Он встал и пошёл на восток; восходящее солнце было ему маяком.

Лётчик шёл целый день, он мучился от зноя, жажды и одиночества, но тоска по чему-нибудь живому в его груди была сильнее усталости.

Наконец ночью он упал на песок и уснул.

 

… А утром его разбудил Мальчик.

Отвези меня на мыс Таран, - попросил он.

- Что?.. Я?.. – растерялся Лётчик.

-  Ну да, ведь ты - Лётчик!

- Да, малыш, но мой самолёт разбился.

- Зачем тебе самолёт? – удивился Мальчик. – Нас ведь теперь двое.

Лётчик посмотрел в глаза Мальчика… Его глаза лучились. Лётчик увидел в них деревья и розы, море и костры, походы и сказки. И такая тоска глянула на Лётчика из этих глаз, что он взял Мальчика за руку и сказал:

- Летим.

 

А наутро на том месте, где они встретились, вырос Сад…



 

Я стала другая уже после первого садовского похода. Я посветлела, когда каждый, кто участвовал в нем, протянул мне ладошку, когда доверили мне свой мир, когда светло посмотрели.

Боже, я помню, что еле сдерживала слёзы от ликования, что мечта моя сбылась, от присутствия чуда! Игорь Александрович (которого все здесь звали Санычем) читал мне Устав в автобусе, по дороге туда, а я весь его уже знала. Потому что настоящие Уставы не на земле пишутся, а небо у меня с Садом всегда было общим.

 

Небо Сада…

Господи, правда, что Небо Сада – это Любовь? Что-то светит через всю его жизнь. Что-то, что сквозит через тексты и фотки, и газеты, и фильмы, и альманахи. Что-то, что распускается во всех походах.





Что особенного? Как-то тепло друг от друга. Когда вокруг лютые морозы сковывали сердца, мы были призваны держать огонь душевный и согревать пришедших к нему. Сад – это такое место особенное: там с каждым человеком сердечный огонь всё больше разгорается.

 

Я пришла, Боже, в Сад не в самые лучшие дня него времена.

Я пришла – спасенная Тобой, Боже – спасать Сад.

Мы были необходимы друг другу. Мы оба бы погибли в раздельности. Так, Господи, Ты мудро всё устроил, так чудесно!

 

Сад, это – стук, которому нужна дверь. Не может быть Сада без тех, кто его любит и  в него верит. Вера должна стать дверью, и тогда она получит возможность прозвучать и быть услышанной.

Так всегда начинаешься Ты – с тоски по Тебе.

Но что Ты – без меня?..

 

 

Часть 2. Смысл диалога – услышать

 

Через некоторое время в Саду появился Димка. Ему было двенадцать  лет. Он зачитывался Крапивиным и жил Нарнией. И наш Сад – потёк рекой.

Тут было соединение тоски: нашей с ним, нашей с Санычем одной тоски по полноте бытия.

Я помню, в начале была Нарния. Я не очень любила нарнийские бои на мечах, но очень – Саныча и Димку, и Юлю, и Ростика. Я остро ощущала в себе потребность деятельно любить. Сад же – давал эту возможность.

Я помню, как мы снимали фильм про Нарнию. Был конец июля, мыс Таран, бескрайнее море и полное солнцем небо. И ощущение нас – над всем миром, и ощущение себя как звена в цепочке. Это ощущение для меня и по сей день – самое драгоценное. Я получаю смысл только рядом с другим; с тем другим, который смотрит на это моё небо и ощущает это моё солнце. И вот – небо уже наше, и солнце отражается в его глазах!




 


 

Сад всегда учил не лезть вперед, отойти в сторону, посмотреть на других. Найти в другом самое прекрасное – и восхититься. (Я помню, после операции по удалению миндалин я не могла говорить несколько дней, и только в эти дни я могла расслышать других детей из больничной компании. Чтобы услышать Другого, – нужно было самой замолчать).

Сад учил сначала увидеть Человека, а потом сказать. Тогда моё слово становилось ответом ему, приобретало совсем другой смысл.

Таким ответом Димке и был фильм, который мы снимали тогда на Таране. Это Димка был его сценаристом и режиссером. А Саныч оператором. Мы же все – актёры.

Фильм был про Нарнию. Как Димка, Юля, Олег и Ростик нашли вход в Нарнию, как пережили там много приключений, и как стали в Нарнии королями. В фильме были сражения на шпагах, плен, победа, любовь, спасение. В фильме была мечта по другой жизни, был зов этой жизни. Я помню эпизод, в котором Димкин герой спасал тонущего Олега. Сосны, песок, безмятежность солнечного полудня – и мальчишка бежит на помощь другому (по сюжету Димка услышал крик из леса, далеко от моря). Неуклюжесть и искренность детской игры прожигали сердце.

 

 Продолжение

 

Хостинг от uCozCopyright MyCorp © 2017