Пятница, 23.06.2017, 04:30
| RSS
Главная | Б.А.Смирнов-Русецкий: Незримое - глазами художника
Меню сайта
Новости
[03.03.2017]
Сочинения Игоря Киршина – здесь
[09.01.2017]
Василисины загадки!
[25.11.2016]
Маша Коваленко. Листочек
[09.09.2016]
БУКЕТ СЛОВЕСНЫХ ЦВЕТОВ (книжка первоклассников Школы Жизни)
Архив новостей
Поиск
Друзья сайта
Солнечный Сад



 

Художник Б.А.Смирнов-Русецкий

 

Я очень люблю творчество Бориса Алексеевича Смирнова-Русецкого. Это настоящее чудо. Он рисовал души деревьев, озёр. Именно – не внешность, а внутреннее состояние. Душу. И у него получалось!

Его картины прекрасны. Сердце поёт от них. Можно смотреть на них бесконечно.

Я счастлив, что знаком с ним, видел, как он относится к людям, к жизни. Это было так же красиво, как его картины.

Он прожил трудную жизнь. Но сумел создать поток красоты, который поит душу отрадой и благодатью.

















































































































































































































 

Борис Алексеевич Смирнов-Русецкий родился 21 января 1905 года в Петербурге. Очень рано он оказался в атмосфере, благоприятной для развития эстетических задатков. Первые импульсы Борис Алексеевич получил от природы, каждое лето он уезжал с родителями в приморскую эстонскую деревушку, где ему впервые открылась красота неисчерпаемого мира. Художник пишет в своих мемуарах:

«Переезд на дачу в начале мая - важнейшее из радостных событий года. Дача снималась в Вайваре, за двести верст от Петербурга по Балтийской дороге. Там были старые эстонские хутора. У одного и того же хозяина мы жили много лет подряд. Когда приезжали на станцию, все садились в экипаж, а мы с отцом шагали пешком напрямик через поле. Пели жаворонки. Отец декламировал латинский стих: "Птицы, взмывая вверх и падая вниз, возносят хвалу Богу". Мелькали сперва полоской, а потом открывались все ближе и ближе морские просторы. Это были самые прекрасные, восторженные мгновения.

В восемь-десять лет я много бродил один. Охотился за бабочками, особенно нравились мне сумеречные ленточницы и большие бражники. На закате золотились стволы сосен. Над болотцем туман. С высоты глинта распахивалась широкая панорама моря, в волны которого медленно опускалось солнце. Вспоминаю радость ежегодной встречи с морем, песни жаворонков над весенними полями, сосновые рощи на берегу моря и чистый журчащий по камням ручеек среди прохладных зарослей ольхи.
Но больше всего пленяла бескрайняя ширь моря, открывавшаяся с глинта, моря бесконечно разнообразного, вечно изменчивого, с валунами, залегшими стадами на берегу. Позже, на картинах Рериха, эти валуны показались мне снова родственно-близкими, живыми и немного жуткими существами.

Не помню, рисовал ли я в первые годы детства. Во всяком случае, серьезным увлечением рисование тогда не было. Но склонность к созерцанию, чувство гармонии и ясности в отношении к природе пробудились еще в ту далекую пору и никогда меня не покидали».

 

"Главная задача, – писал художник, – углубление духовности в жизни и в искусстве".


Хостинг от uCozCopyright MyCorp © 2017